Беркем аль Атоми




Про ЖЖ, тоисть ниачом

13 марта 2009

Решил почитать френленту, и какобычно ухуярил по ссылкам хуйпоймикуда, и тормознулся аж только в ЖЖ Каспарова, не удержавшись и поблагодарив сего достойного гражданина за милостивое внимание к нам, убогим.

Беглый осмотр ЖЖ в который уже раз позволяет с уверенностью предположить, что одним из немаловажных истоков феномена популярности соцсетей является их амплуа личного алтаря, на коем пустоголовым современником нашим трудолюбиво выстраивается личный Вертепчег, с Яслями — то футбольными, то альтернативноисторическими; с Мариею Для Подрочить В Хорошем Смысле и парой хорошо натоптанных Троп К Магдалинам Для Смысла Обычнага, с непременной парою Волхвов, представляемыми обыкновенно Сетевым Витией и Его Оппонентом; с отдаленною группою излюбленных иродов — коли не сыскалось Ирода; словом — Малый Набор Для Совершенно Бесплатных Самогипнотических Сеансов На Дому.

Приводя сей набор в унылое движение, Современник с удовлетворением отмечает некую симпатическую связь меж разыгрываемой на алтаре Мистерией и видом из собственнаго окна, что с неизбежностию приводит его к вот таким вот примерно выводам:

1. Йа — онолитег! (обычно прямо не озвучивается, из весьма похвальных соображений)
2. Телевизор для лохов. Йа предпочитает получать Настоящую Информацию из интырнетов.(озвучивается регулярнейшим образом, имея в виду намекнуть собеседнику на п.1)
3. Йа — стелизд! (сие обыкновенно выражается в пользовании конструктами «унылое говно» и «чуть более, чем полностью»)
4. Йа — конкретный! (тут достаточно привести в качестве примера расхожЫй типаж Рассуждающаго О Танках Второй Мировой, способного отправить «учить матчасть» да хоть самого Кристи)

Выводы сии и группируют основные стратегии автопрезентацыи, сводимые к

1. Йа — фелосаф.
2. Йа — Естествен! а оттого Подчеркнуто Бесхитростен.
3. Йа — Спицыолизд!

Другими словами, в богоспасаемом жЫвом журнале ничего покамест не поменялось.

К религиозному вопросу.

9 марта 2009

Церковь — это место, где врут. Другого нет, толпа всегда наебывается или сама, или с чьей-то помощью. Важен только интерес, стоящий за наебаловом. Если он совпадает с интересом народа, то наебывать можно и нужно, «правды» людям не расскажешь, хотя бы потому, что она им нахуй не нужна — да и великовата «правда», ибо полным описанием некоего объекта является он сам, и оттого участь «знать все» нам, сирым, не грозит даже теоретически. Это деляна Аллаха, и только Ему собирать с нее ништяки.

Так же нельзя знать и «сотую часть правды», по причине того, что сотая часть дачного участка товарища Аллаха не отличается от целого никак. И тысячная тоже. Они различаются только для Него; для нас же и стамиллиардная доля от одного процента Его деляны — сто миллиардов наших Вселенных. Именно поэтому все граждане, курившие сей сабж взатяжку, пришли к единственному выводу, коий можно вытянуть из этой смеси обломов, не прибегая к многозначительному надуванию щек : «Знаю, что нихуя не знаю».

Однако данный тезис может быть успешно ассимилирован токмо одним человеком. Толпе даже из двух пассажыров этот прогон не скормить, эвдемонически настроенной толпе нужно «знать», когда же конкретно мы «достроим-таки этот ебаный БАМ» или «перегоним по ВВП Португалию». Причем от грустного, но честного «Нихуя не знаю» до требующегося, но откровенно болтающегося на сопле «сейчас надо потерпеть, а вот уж в третьем квартале мы обязательно!» — дистанция поистине огромного размера. А так не пойдет: сидящий даже в самом искреннем лемминге Человек начинает морщить моську на такие сверхнаглые дыры в обоснованиях, что не может не отражаться на стройности лемминговых колонн. Поэтому пропасть, отделяющую «когда же Счастье?» от формулировки очередной задачи по обгону Португалии — надо чем-то замазывать, дабы очевидная несхожесть Счастья и Португалии вносила поменьше расстройства в ряды марширующих.

И тут остается только аплодировать изяществу, с коим технологии авраамическаго куста решают поставленную задачу — вместо нудных количественных балансировок на доску с шахматными фигурами водружается новая фигура Греха. И мало того, что оный Грех ходит вдоль, поперек, раком, боком, приставными шагами; ест Королей и шахует Королев — он навсегда отменяет третье измерение, он делает несущественной — а потому и несуществующей — ВЫСОТУ НАД ДОСКОЙ. Ту область, где. собственно, и идет игра. Ту область, где Игроки. Появление Греха запирает доску, делая ее тюрьмой для всех без исключения фигур, и собственно Игра — прекращается. И верно, какие уж тут дебюты да защиты, когда у любой позиции любой фигуры есть только одно качество — «близко» ко Греху либо «далеко».

Вот где инженерный гений. Как отменить черное и белое, как отправить живое разумное существо гоняться за химерою «Счастье», причем даже не за наличной — а переупакованной в «Счастье Обгона Португалии» — при полной очевидности бессмысленности для любого из леммингов личного в сем участия.
Однака, бальшая шамана придумывал такой злаебучая технология.

Типа жЫзненное

2 марта 2009

Который раз отмечаю такую всеобщую штуку: никто из известных мне нормальных людей не живет на интересе, на «а че дальше», на «а че будет, если я вот так». Все живут или на силе воли, или на результатах ее нехватки, все заставляют себя жить, хотя жить никому особо-то и не хочется.

(Думаю, спецальна для танкистаф стоит уточнить — речь, конечно же, не о наличии/отсутствии инстинкта самосохранения. И эта, дорогой танкизд, если у тебя возникает недоумение «А про чо тогда?» — дождись, когда освободится сортир и вздернись там на трубе холодной)

Из этого вытекает пара достаточно неожиданных выводов. Например такой: никто в нашей стране не станет жить «цивилизованно» — если предоставить малейшую возможность жить иначе, и немедленно за это не рассчитаться.

И второй, он малость погрустнее: наше общество легче легкого поставить на рога, без всяких объективных причин.

Ну и для особо продвинутых камрадов, не вывод, а вопрос на засыпку: интересно, а кто же тогда поддерживает то отражение, в котором, позабыв о так называемой «реальности», живет и действует (точнее, суетится и тянет время, всячески избегая действия) наш соотечественник?

Нашел старый текстик :)

18 февраля 2009

Читать далее

О некоторых аспектах роли традиционных религий

2 февраля 2009

В каментах прошла очень знаковая фраза, цитирую:
«На поверхности — продолжение дебилизации населения водкой, наркотой, телесмехуечками и религией.»

Имхо, здесь кроется фундаментальнейшее заблуждение.
Это все равно, что в протоколе патанатомической экспертизы трупа написать примерно такое:
«…содержание алкоголя в крови — 0,015 промилле; следовые количества каннабиолов и ГЦГ, прижизненые патизменения мозговой ткани и оболочек н/э.
Также при исследовании плевральной и брюшной полостей выявлено наличие постороннего предмета, внедренного анаректально, со множественными разрывами дистального отдела ТК, прободением ТК, смещением тонкого кишечника иных органов ЖКТ. Предмет был внедрен со значительным усилием, что позволило ему после брюшной полости пробить диафрагму, проникнуть в плевральную полость, деформировать гортань и выйти через ротовую полость на 22, 5 см.»

И тут же, на голубом глазу, написать вот такое ЗАКЛЮЧЕНИЕ:
«Экспертиза установила, что причиной прижизненого неадекватного поведения, повлекшего смерть, выступило неконтролируемое влечение к алкоголю и психоактивным веществам, осложненное пристрастием к просмотру телепередач, характеризующихся низким содержанием когнитивно-направленного контента.»

Было бы смешно, если не было так грустно.
Хуй когда пойму, отчего РПГ-7 равняют с атомной бомбой. Наверное, оттого, что РПГ все видели, и его легко представить. Так же и педросяны — их видно, они понятны, они каждый день порют свою тупорогую хуйню по телеящику у тебя на кухне. А РПЦ — для обычного городского россиянина — является чем-то невидимым и непонятным. Увидел попа на остановке, ящик для пожертвований на кассе супермаркета, мимо церкви на работу-с работы, там «бабки какие-то тусуются». Ну и это шоу каждый год на пасху по всем каналам.

Почему кому-то еще непонятно, что «продолжение дебилизации населения водкой, наркотой, телесмехуечками» — есть прямое следствие именно ТАКОЙ религии, каковую мы имеем счастье кормить своими трудовыми копейками?

Неужели это так трудно вкурить — все начинается и кончается именно теми ГЛАВНЫМИ ВЕЩАМИ, про которые должна проедать народу плешь СПЕЦИАЛЬНО НА ТО ЗАТОЧЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ?

Она не водкой должна банчить, не офисы строить, а ЗАНИМАТЬСЯ БЛЯТЬ ГОЛОВАМИ НАРОДА. Не «спасением вечной души» — хуйня это все, уж простите за фронцусский. рассказывать можно ВСЕ ЧТО УГОДНО, это похую категорически — про «бессмертную душу» ты лечишь, или про «Нижнюю Тундру». Это неважно. Хоть про Маниту рассказывай, все равно ты не видел ни душ, ни тундр, и слушатели твои тоже не видели. Тем, кто имеет за тундры свое мнение, над твоими прогонами даже смеяться лень — но на таких можно смело забивать, таких хуй да нихуя, и сидят они тише чем мышь под веником.
Так что поймать тебя за язык никто не может — и потому темы твоих прогонов неважны абсолютно: Иисус, Яхве, Хуяхве — да хоть Великий Мганга.
Важно то, КАКИЕ ЗАПОЛОЖНЯКИ ты вкладываешь слушателям во время занимательных рассказов про души и тундры.
Важно то, ЧТО БУДЕТ ДЕЛАТЬ человек, выйдя после твоих лекций на улицу и занявшись повседневными делами. Что он будет считать ХОРОШИМ, а что — ПЛОХИМ. Что — рыбкой, а что — хуем.
Вот корень твоей функции — ХОРОШО И ПЛОХО.
Люди сами никогда не знают, что хорошо, а что плохо, несмотря на то, что они все из себя пиздец какие умные.
Они начинают отличать рыбку от хуя, когда кто-нибудь ебнет мечом разделения по целому и очень невнятному из-за постоянных изменений миру. Тогда люди, зная ГЛАВНОЕ, начинаю видеть верх и низ, лево и право, и быстро становятся пиздец какими прошаренными.
Они умные уже потом, когда им дали главное — про ХОРОШО И ПЛОХО. Вот тогда они поумнее любых Яхве, вон, даже винду написали и МММ придумали. Яхве, например, хуй до такого додумался — у него ума хватало только спичками по кустам баловаться в пожароопасный период.
Итак, повторю для закрепления: если люди не знают про ХОРОШО и ПЛОХО, они начинают считать свою жизнь — «сложной». И в какой-то степени правы, ведь съесть рыбку и сесть на хуй одновременно очень непросто.
Они не знают, что рыбка — ХОРОШО, а хуй — ПЛОХО. Если бы знали, то не пытались бы съесть рыбку и сесть на хуй, и не считали бы, что «жизнь — штука сложная».
Не знают они про это только потому, что им НИКТО ОБ ЭТОМ НЕ РАССКАЗАЛ. С малых соплей, убедительно, авторитетно. С примерами из их жызни, с демонстрацией того, что бывает с непонимающими — как их, например, сажают на смазанный жиром кол. Или просто пиздят до смерти, если кол по каким-то причинам неполиткорректен.
Поэтому люди, считающие жизнь «сложной», ходят по земле без понимания и творят хуйню. Пьют водку, хихикают над тупыми шутками педросянов, ебут чужих жен, воруют и вешаются с тоски.
Но это не самое плохое, все не перевешаются. Страшно то, что такую ненужную даже самой себе грязь с ее земли выкинут те, кто про ХОРОШЕЕ И ПЛОХОЕ четко все знает. Особенно опасны для потерянных знающие ПЛОХОЕ — перед такими потерянные беззащитны.
Согласись, что в таком раскладе СПЕЦИАЛЬНО ЗАТОЧЕННАЯ для толкования ХОРОШЕГО и ПЛОХОГО ОРГАНИЗАЦИЯ — выглядит очень странно. Очень.
Например потому, что непонятно — А ЧЕМ БЛЯТЬ ОНА ЗАНИМАЕТСЯ?
Почему всегда есть кому спиздить плохо лежащее? Почему всегда находится желающий выебать чужую бабу? Почему у водки всегда находятся покупатели? Почему люди не знают, что ХОРОШО, а что — ПЛОХО? Может, это люди такие неподходящие? Или че блять, я не понял?
А может Специальнозаточенная Организация — полностью охуела, заблядовала и забила на свою работу, и гонит фуфло, чисто обозначая, что как бы что-то делает?
Тогда почему она вообще есть, какой с нее прок кормящему ее народу? Нахуй она нужна ЭТОМУ народу, который не получает от нее НИХУЯ?
Но Организация — есть, хотя ненужное всегда очень быстро отмирает и куда-то девается.
Значит, Организация эта — нужна.
Но раз она не работает на ЭТОТ народ, значит, она работает на ДРУГОЙ народ.
Интересно, на какой?

О дружбе и взаимовыручке, с некоторым цинизмом.

9 января 2009

Нынче на кильдыме http://forum.berkem-al-atomi.com/viewforum.php?f=5 очередной раз всплыл вечный вопрос — «как быть с защитой заныканного на черный день?»
Никогда ранее не высказывался по сабжу, однако в наступившем дветыщщиневеселом, какмнекацца, уже как бы и пора — ибо вопрос сей помаленьку приобретает все более и более зримую актуальность.
Думаю, ответ лежит совсем не в той плоскости, на которой так и тянет покувыркаться любителей попиздеть за «мегаострые ножыки» и «суперточные стволы». Ответ на этот вопрос надо искать в закономерностях людского поведения. Для более точного понимания сути вопроса его надо маленько переформулировать; приведу краткую запись данного процесса — и покорнейше прошу простить за банальность.
Чего конкретно ссым, говоря про угрозы отложенному на «черный день»?
Ссым разрушения ныне действующего социального механизма, который не дает сегодня людям убивать друг друга при малейшей выгоде. Обсуждение вопроса «а может они вовсе не хотят этого?» оставим идиотам, не способным отличить хуй от пальца. Люди, оставленные без жесточайшего и постоянного присмотра — тут же начинают резать друг друга. Даже стоя по яйца в сникерсах. У нас же на руках — вполне реальная перспектива снижения этого уровня гораздо ниже колена. Может случиться даже такое, что сникерсы и чупачупсы перестанут завозить вообще — а свои у нас, как известно, растут как-то хуево. На всех не хватит по-любому.
Поэтому то, что в ближнесрочной перспективе приструнительный механизм будет как минимум здорово ослаблен — нынче начинают чуять даже самые златокудрые. Остаются непредсказуемыми лишь глубина разрушения данного механизма, да скорость протекания сего процесса.
Однако все эти интересные статподробности можут представлять интерес лишь для историков, которые лет через полста будут вдумчиво описывать то, что тут с нами происходило. Но желающему досмотреть шоу хотя бы до половины куда важнее другое — как не попасть в не самые веселые графы этой еще не собранной статистики.
Держа в уме, что ничего с человеком без воли его творца не произойдет, рассмотрим все же парочку моментов, из самой основы Великого Искусства Привязывания Верблюдов.

Для повышения вероятности спасения собственной шкуры стоит понимать несколько предельно простых вещей. Это нихуя не методики выращивания каких-то там «огородных культур», не «навык городского боя», не милые хитрости по сбору съедобных корешков, и даже не умение истыкать человека ножыком. Вся эта романтическая поебень собравшемуся пережить хуевые времена — абсолютно побоку.
Тот, кто реально собрался жить, когда другие дохнут пачками, должен четко фкурить пару понятий о людях, потому что когда вокруг реально хуево, то смерть приходит к тебе — от людей, и жизнь тоже приходит от них же. Людские движения всегда одинаковы, в абсолютно любом раскладе; разве только самые окончательные эльфы видят в людском движняке какое-то разнообразие, но он всегда один и тот же.
Люди умеют делать в жизни только две вещи — они ссут и хотят хавать. Все, пиздец. Из этого все «разнообразие» и складывается, точно так же, как все эти замысловатые картинки на твоем мониторе складываются из ноликов и единиц.
Без абсолютно четкого понимания этой вещи ты не сможешь уклоняться от навязывания тебе чужой воли. А чужая воля бывает направлена только на чужие интересы, не на твои, даже если тебе сдуру показалось, что » а в этом моем конкретном случае — исключение». Но исключений, совпадений и случайностей в жизни не бывает. Они бывают только в головах идиотов. Поэтому те, кто верят в исключения/совпадения/случайности — то есть дураки, — всегда становятся кормом для тех, кто смотрит на вещи немножко иначе. Тех, кто решает ресурсами дураков чисто свои задачи. Причем взять с дурака ресурсов можно всегда, и форма абсолютно неважна — даже если у дурака нет заныканной на черный день коробки тушняка, то можно взять чисто движениями. Если дурак не способен к движениям, можно взять его жизнь — и только дуракам непонятно, как можно поиметь ништяков с дурачьей смерти.
Подытожу абзац. Человек — это такая хуйня с двумя извилинами. Одной он поссыкивает, а другой тянется к ништякам. Все. Остальные извилины только мерещатся — от сытости, тепла и отсутствия пиздюлей. Если у тебя есть свое особое мнение по данному вопросу, то это означает, что ты бесполезный даже самому себе идиот, которому незачем ни читать дальше этот текст, ни читать что-то другое, ни вообще коптить понапрасну небо.

Тем, кто все же решил вкурить простое, стоит понимать — что же со всем этим можно СДЕЛАТЬ. Потому что понимание — это не когда ты можешь умножить в своей голове два на два, а когда можешь снять по два рубля к каждого из пары лохов. Понимание относится только к действиям, не к мыслям.
Что-либо делать мы можем только с собой, или с другими людьми. Больше нам ничего в голову прийти просто не может, так уж сложилось. Что можно делать с собой — не является предметом рассмотрения, стало быть, речь о других. Сделать с любым другим человеком можно только одно — обменять его на какой-нибудь ништяк для себя любимого. Быстро или медленно, дешево или дорого, но между людьми возможно только одно взаимодействие — операция размена ближнего на ништяк. Люди просто не умеют поступать друг с другом как-то иначе, зато здорово умеют запудрить на этот счет мозги, как другим, так и себе.

А раз у человека из головы растет только два рычага, Страх и Жадность, то только ими ты и можешь оперировать; причем оперировать отнюдь не в покое, а преодолевая при этом волю другого человека, он ведь тоже хочет сменять тебя на сникерс. Еще одно усложняющее обстоятельство — делать все это тебе придется в коллективе, который начинается уже с двух человек.

Тут надо понимать про естественные коллективы. Коллективы отличаются размером, и уже от размера зависит внутренняя движуха. А размеры коллектива четко зависят от размазанности ништяка по саванне и от дозволенности убийства. Если ништяка мало, то коллективы маленькие. Если убивать можно, то коллективы опять же маленькие. Если ништяка дохуя и убивать нельзя, то коллективы становятся такими здоровыми, что через время начинают сами состоять из коллективов. Но нас такой случай не особо интересует, это день сегодняшний, а в дне сегодняшнем мы сами кого хошь жить научим, так? Интереснее, что будет завтра, когда ништяки поужмутся, а завалить станет как поздороваться. Понятно, что завтрашнюю степень сжатия ништяковой базы и степень вероятности ответки за мокруху сегодня предсказать невозможно, да и варьироваться сии величины будут весьма прихотливо, что по времени, что по местности. Потому в рассуждении о сохранении собственных жыровых отложений в условиях коллектива стоит ограничиться лишь самыми общими соображениями.
В коллективе ты можешь быть либо старшим — то есть тем, под кем ходят, либо самому ходить под старшим. Тут важное: ходить под кем-то что в наше травоядное время, что в плохое время, когда все по-честному — в принципе, одно и то же. А вот рулить толпешкой сегодня и завтра — вещи принципиально разные. Сегодня старший рулит не от себя, за ним каждый подчиненный видит(чаще — просто несознательно чует) огромную тушу Общепринятого Хода. И подчиняется не своему старшему лично, а именно Ходу, перед которым особо не забалуешь, потому что он всеобщий.
Снова подведем промежуточный итог и сократим спектр рассуждения, рассмотрев только рабочее место старшего — по той причине, что мы сейчас переформулируем вопрос «как защитить заныканное», а не «как немножко оттянуть момент раскулачивания». Да, все правильно: ходить под кем-то — означает лишь немного оттянуть момент собственного обезжиривания (читай — смерти). Принятие роли подчиненного означает принятие чужой воли — а это не может закончиться ничем, кроме размена прогнувшегося на какой-нибудь ништяк. Люди в глубине души четко понимают это, но все равно идут в толпу, потому что без толпы смерть наступит еще быстрее.
То есть, занимая рабочее место старшего, ты должен четко понимать: фартуха раздала выигрышные карты только тебе. С теми картами, которые согласились принять твои подчиненные, выиграть жизнь невозможно в принципе. И они это чуют, всей хребтиной. Каждый из ходящих под тобой — очень хочет пересдачи, он хочет сам жить вместо тебя, и организует пересдачу сразу же, как только ты расслабишь булки. Тут я, вообще-то, уже довольно борзо залезаю на деляну братухи Николы Макиавелли, который растер все эти моменты гораздо лучше и грамотнее меня, и потому мне, деревенскому пентюху, лучше будет сворачивать свой прогончик, чтоб не отсвечивать лапотностью на фоне поистине мастерского изложения сабжа, но все же скажу еще пару слов про то, как я понимаю должность старшего в плохое время — чисто чтоб закончить процесс переформулирования исходной посылки.
Хороший старший — это такой, которого сильно, но не чрезмерно ссат — и от которого ровно в той же степени ждут ништяков. И получают их, что особенно важно. Регулярно получают — иначе ниче не получится, одним кулаком бригаду не удержишь. Вот так вот элементарно просто. Хотя простота эта только в теории, на практике баланс страха и жадности поддерживать умеют очень немногие, это, как мне сдается, такой же природный дар, как и умение придумать из головы новую мелодию. Например, у меня лично такое просто не укладывается в голове — как все это у некоторых так легко и само собой получается.
Ну и окончательный итог всего этого поноса. Камрад, ты интересовался, как сохранить свои жыры при себе, когда наступят нехорошие времена. Ну и с моей имхи выходит такое: ты интересуешься, как прогнуть под себя немного народу, четко удержать рога каждого в полагающемся ему паркете, и вовремя разменять каждого в соответствии с его текущим рыночным курсом. Только в этом случае твои заблаговременно приныканные жыры гарантированно останутся при тебе — до самой твоей смерти от форсмажора, который ты не сможешь ни предвидеть, ни предотвратить :)

ЗЫ Тут, кстати, приоткрывается краешек следующего этапа рассмотрения сабжа — ведь есть старшие, которые умеют предвидеть и даже предотвращать форсмажоры. То есть, страховать толпу от рисков, на которые просто старшие замахиваться не могут. Это уже такие Старшие Старших получаются. Понятное дело, они встречаются среди людей еще реже, чем просто Старшие. Думается, как раз такой Старший Старших край как нужен сейчас всей нашей стране.

Первый пост. Про главное.

3 декабря 2008

Люблю поорать на плацу. Метель, мороз — похую полностью, лишь бы не жарко. Когда орешь в других местах, даже с какой-нибудь трибуны (орал два раза, да), чувство категорически не то, нет ни ощущения чего-то родного, ни того особого понимания необходимости выбирать именно нужные слова, те слова, которые не просто задержат на ветру мерзнущий личный состав, но сломают еще один блядский хрящик слушающему интеллигенту — а нормальному пацану помогут не ссать и улыбнуться. Впрочем, ненужные слова на плацу отсеиваются сами, их еще в горле опережают слова правильные, те, которые от души и по делу.

Это, наверное, оттого, что с плаца уходят не по домам, а в бой. Не всегда, конечно; но бывает и такое. Поэтому плац — особое место. Можно даже сказать, что это святое место, и похую на пафос. Не зря же правильные командиры не позволяют его мести погаными метлами, а приказывают совершать этот важнейший ритуал либо ломиком, довольно прозрачно намекающим на свой сакральный прообраз — копье; либо, в случае особой продвинутости, предметами личной гигиены, типа зубной щетки.  Ясен пень, для  сугубо штатских серьгоносцев сие остается великой загадкой и свидетельством «армейской тупости» — но мы-то знаем, что так до долгогривых в немножко иносказительной форме доносят простую и понятную вещь — плац, это тебе сука не МГУ и не дискотека. Тут нет места ни блядям, ни пускающим слюни на блядское. И еще бля неизвестно, твоя ли щетка марается об этот исчирканный кирзачами асфальт, или ты помоишь его своим шкивером.

Думаю, сказанного про это место более чем достаточно, тем более для первого поста. Ну, с Богом и за Сталина.

Поиск по сайту:





Карта сайта