Беркем аль Атоми





Вансуй! Мы ломимъ!

13 марта 2016

Тот ЗОГъ, который с недавних пор считаецо «какбэ нашым и хорошым», порадовал новостью поистине фундаментальной важности: нынче поутру Он недвусмысленно пояснил всем за свои ближайшые планы насчот Завоевания Вселенной, а именно по поводу глобальной морской торговли. В частности Им обозначено кто ее будет рулить, с помощью каких именно инструментов, а также более чем внятно разъяснил, по каким собственно причинам все будет именно так, а не как-то иначе. Чтож, слава ЗОГу, че ещо тут скажеш.

乌拉, это по-кетайске какбэ «Ура». Дальархарбчанам стоит помаленьку привыкать, ибо их внучеки будут орать на плацах именно 乌拉, вместо всяких пережытков далекого позорного прошлого.


Б&W

10 марта 2016

— Деда, а вот ты давеча сказывал, что-де вилосепидицка власть над буротинами в разумении о словестном заключена. Это как ваще, вот чо такого оне разумеют, а мы нет?

— На свете есть Вещи, и есть их Имена, и нельзя смешивать их между собою, ибо из Вещи нельзя вычести Имя, и нельзя Имя прибавить к Вещи. Всякая Вещь подлежит именованию своим Именем, иначе воспоследует безчиние и господство беззаконных. Источник же господства того не в самой неправильности Имен, а в их проистечении от тебя. Коли ты называешь Вещи, и внимающие тебе не отвергают Имен от тебя проистекших, то господствуешь ты над внимающими, и воля твоя становится им законом.

— И что, вот это оно и есть, то самое разумение, посредством которого вилосепидисты над нами-буротинами по жызни господствуют? Все вот так просто?

— Оно и есть. И да, ничего сложного в этом нет.

— То есть, достаточно назвать Вещи неправильно, и ты сразу будешь господствовать?

— Сперва следует приучить к неправильным Именам всех остальных.


Об орудияхъ греха пролетарскаго

7 марта 2016

 — Деда, а пошто у меня на сервисе все примерно одинаково трудятсо, но один завсегда в шыколадах обретается, а другой всю жызень в одних и тех же портках обосраных? Вроде жырные работки ни на кого адресно не сливаю, и выходит всем примерно одно.

 — Тако уж им на роду написано. И даже коли ты станешь кажын квартал голожопым премии выписывать, а шыкаладным расценку порежешь, то все одно перемен не жди, чрез малое время все окажется на природных своих местах.

 — Так пошто, деда?

 — Сказываю же, природное. Сего ни им, ни тебе не переменить, и тебе довольно лишь различать, каков из них кто пред тобою: просто глянь, с каким оне веркцойгом рядиться к тебе пришли. Коли пришел к тебе буротина с Гедором да Хаупой в кофрике, то знай, будет с него шыкаладный заец, при разумном с ним обращении тебе и себе прибыток исправно стяжающий. А коли приперлось мутноликое с всякими стурмами, стаераме и протчим гавнищем во чумадане своем, то гони такого с порога, а опосля не позабудь Оператору свечку поставить, ибо изблевав негодящего из уст своих, не потерял ты, но приобрел.

 — Понял, деда. Чем феншуйнее струмент, тем боле мне смысла тащить такого и не пущать.

 — Не завсегда. Феншуй феншую рознь, и коли например узришь в кофрике у буротины веровские отвертки, обжималки от клавке, либо флюковскую цешку из младших, али не дай Оператор сочетание сразу нескольких нехороших знаков сих, знай – се дрочило и рисунок еси, у коего хватило хитрожопости под годное буротино скосити, но умишка нет как нет, ибо обладающий оным завсегда отринет понты в пользу фактического.  Гони от себя полудурка даже пуще чем откровенного идиота, да идут оне рядиться к твоему конкуренту, ибо вред с них хучь порой и неявен, но завсегда и тяжольше, и комплексней.


Б&W

6 марта 2016

— Деда, а пошто про иных сказывают, что-де оне упороты?

— Так сказывают про тех, кто не различает существующее от несуществующего, ибо подобно жывотным себя не осознает, и к осознанию сему никакого стремления не обнаруживает – и к тому же всячески являет окружающим, что он именно таков уродился, а не во временном помутнении разума пребывает. Таковы, к примеру, верущие, аметисты, спорцмены и собашники.

— А ежели кто ничо такого не показывает и жывет себе тихо, тогда как?

— А таких принято нормальными считать.

— Но ведь они же тоже..? Просто умишка хватает не рисоваться?

— Тоже.

— Деда, это что ж, по-твоему выходит что мы все упороты ходим?

— Отчего же все. Не все. Ежели взять к примеру батальон, да без большой строгости подойтить, то один-два не шибко упоротых обязательно сыщется.

— А совсем неупоротых что, вообще нет? Ой, я понял: вилосепедисты! Да ведь?

— Ничего ты не понял: эти упороты ещо пуще нашего.


Лехино

5 марта 2016

Намедне с утреца чота взял и достал из ЗОГкромов Леху Хуева. День конешно шаббатний, но кто мне запретит. Открыл вордом, перечол пару мест, восхитилсо: какая же сцуко Няша. Причем именно что «восхитилсо», хоть поначалу не был уверен Шо Несблюю, там есть с чего, ушповерь. Там у меня и Роисся Вперде, и Покополипсес, и Спицназовец (!) Алекс (!!!), и блять всякие Битвы в Море на Котерахъ, и конешноже постоянно чота Взрываецо и Горитъ.

Самое же Сочненькое, что в «Лехе Хуеве» далеко не все Хорошее свелося к Ахуенному (он кстате на самом деле и орегенальный и ахуенный, я с ним на полном сурьезе мозгою шевельнул) Сеттингу: там у меня еще и Любофь. Прикинь крутизну Замеса этой Беспезды Шоурмы: Спицназовецъ Алексъ (аааааблятьмоймоск, скажыте мне уже что это не я виновадт) — Находит Свою Любофь. На закате, посреди Северного Моря (там сцуко так и написано, «Свинцовые Валы»), под мрачными (дул пронизывающий ветер) тучаме, со Взрывающимися Платформами на заднике.

Никто этого вставлять не просил и не заказывал, для игрушки оно ваще невпезду, но я таки вставил, сам, по своей воле, потомушта соглосися, это выше Сил Человеческих — на полном сурьезе взять на тюненг (272 мотор, восьмипоршневые брембы, ктаговский чип) ПРЕОРУ и не покрасить ее опосля всех работ в нежно-салатовый с крупными тщятельными ромашкаме. Согласися, что уж тут тока хорткоръ и Ромашки, дажыд Алемпийское Мишко или Розовые Пони не просоотвецтвуют заявленной глубине икзыстенцыи. Осталося тока запродать Это синагоге имени Юрия Федоровича (дадад, за цену бюджетного Тура в Турцыю) чтоб там подобрали Толковово Илюстратыра, и мера Жэсти в Исскусстве будет пожалуйшто соблюдена.

Ты наверно уже догадалсо, кем я себя сразу же ощутил — дадад, конешноже Тоже Лехой, Лехой Насральнером. Потомушто ВОТ ТАК — это все равно что как он, с ебаными в рот баранами и мыздесьвластью, тока не настолько прямолинейно. Так нельзя, — хотя в ремесле Составления Букавок Вместе никакого «нельзя» по определению быть не может. Не можетъ, хоть это и…


Б&W

1 марта 2016

— Деда, а пошто буротины под вилосепидистами смирно ходят, возмущения своим положением отнюдь не выказывая?

— Дык а куды ж буротинам от своего-то места.

— А пошто именно оно ихнее?

— Дык они ж его заняли. Не кто-то иной.

— Деда, а дано ли буротинам оставить место сие?

— Кто ж их держит.

— Отчего ж они тогда его не оставят?

— Для изменения места своего потребно сознание самого себя, тогда как наш брат-буротина завсегда чем-нибудь да упорот.

— Кажный, деда?

— Кажный, без малого даже изъятия.

— А разве не бывает правила без некоего исключения?

— Возьми да сочти сам, много ли тебе неупоротых к сему дню повстречалось.

— А и впрямь… Ндя. Деда, а пошто так?

— Дык како буротине иначе быти? Он же господством вилосепидистским поперек своей собственной природы жыть принужден. Любая скотина такого не вынеся издохнет в малое время, ибо токмо в своем уме обретаться и способна, а буротина упорется и тянет бремя свое, собственную природу при том с большим успехом превозмогая.


Б&W

29 февраля 2016

— Деда, а пошто так – вилосепедисты не токмо нашего брата-буротину жывьем грызут, но и своих вилосепидистов тоже? Они ж им вроде как свои?

— Дык как им не грызть. Такая уж у них постанова промеж собой: ежели один вилосепедист другого не сгрызет, то этот другой изловчится да и займет его место. Про это у них прямо так и объявлено, мол если ты клювом щолкать склонен, то другой в полном праве тебя сожрать, и за это ему промеж вилосепидистами не в позоре, а в полном почоте пребывать надлежит.

— Все у них не по-нашему как-то, непобуратинске. У нас постанова гораздо зыче, у нас свой значит свой!

— Однако грызть друг дружку на миг не перестаем. Заметил такое? Причем не реальные ништяки, как те же вилосепидисты, а за всякий дрек, али вообще просто так.

— Ну как бы да. Да. Вообще-то. А пошто так, деда? У нас вроде как постанова что свой своему свой, а по факту хуже свиней у корыта? А у вилосепидистов вроде как объявлено все наоборот, однако у них кажный завсегда другому поддержки кинет. Вот как так?

— Это оттого, что один вилосепидист другого поддерживает не заради его самого, а чиста для пользы ихнего Всеобщего.

— А пошто так, деда? Какая ему с того выгода?

— Дык когда кто из них во превратности бывает ввержен, то немедля от ихнего Всеобщего вспомоществование получает, да такое, какого никому иному даже за деньги не получить. Чрез то кажный вилосепидист ихнему Всеобщему и должен неоплатно, и в то же время ни на что иное обременение сие не променяет.

— А коли кто из них того не восхочет?

— Дык а куды им дечься: тех своих, кто ихнего Хода придерживаться не жалает, вилосепидисты грызут пуще чем нашего брата-буротину, выказывая при том лютость поистине аццкую.

— И ведь правильно делают, деда. Ведь именно так и надо! А не как мы…

— Дык кто ж спорит.


Поиск по сайту:







Карта сайта