Беркем аль Атоми




Плац

Б&W

26 мая 2018

— Деда, а вот ты давеча сказывал, что-де вилосепидицка власть над буротинами в разумении о словестном заключена. Это как ваще, вот чо такого оне разумеют, а мы нет?

— На свете есть Вещи, и есть их Имена, и нельзя смешивать их между собою, ибо из Вещи нельзя вычести Имя, и нельзя Имя прибавить к Вещи. Всякая Вещь подлежит именованию своим Именем, иначе воспоследует безчиние и господство беззаконных. Источник же господства того не в самой неправильности Имен, а в их проистечении от тебя. Коли ты называешь Вещи, и внимающие тебе не отвергают Имен от тебя проистекших, то господствуешь ты над внимающими, и воля твоя становится им законом.

— И что, вот это оно и есть, то самое разумение, посредством которого вилосепидисты над нами-буротинами по жызни господствуют? Все вот так просто?

— Оно и есть. И да, ничего сложного в этом нет.

— То есть, достаточно назвать Вещи неправильно, и ты сразу будешь господствовать?

— Сперва следует приучить к неправильным Именам всех остальных.

Б&W

18 мая 2018

— Деда, а пошто про иных сказывают, что-де оне упороты?

— Так сказывают про тех, кто не различает существующее от несуществующего, ибо подобно жывотным себя не осознает, и к осознанию сему никакого стремления не обнаруживает – и к тому же всячески являет окружающим, что он именно таков уродился, а не во временном помутнении разума пребывает. Таковы, к примеру, верущие, аметисты, спорцмены и собашники.

— А ежели кто ничо такого не показывает и жывет себе тихо, тогда как?

— А таких принято нормальными считать.

— Но ведь они же тоже..? Просто умишка хватает не рисоваться?

— Тоже.

— Деда, это что ж, по-твоему выходит что мы все упороты ходим?

— Отчего же все. Не все. Ежели взять к примеру батальон, да без большой строгости подойтить, то один-два не шибко упоротых обязательно сыщется.

— А совсем неупоротых что, вообще нет? Ой, я понял: вилосепедисты! Да ведь?

— Ничего ты не понял: эти упороты ещо пуще нашего.

Б&W

17 мая 2018

— Деда, а пошто буротины под вилосепидистами смирно ходят, возмущения своим положением отнюдь не выказывая?

— Дык а куды ж буротинам от своего-то места.

— А пошто именно оно ихнее?

— Дык они ж его заняли. Не кто-то иной.

— Деда, а дано ли буротинам оставить место сие?

— Кто ж их держит.

— Отчего ж они тогда его не оставят?

— Для изменения места своего потребно сознание самого себя, тогда как наш брат-буротина завсегда чем-нибудь да упорот.

— Кажный, деда?

— Кажный, без малого даже изъятия.

— А разве не бывает правила без некоего исключения?

— Возьми да сочти сам, много ли тебе неупоротых к сему дню повстречалось.

— А и впрямь… Ндя. Деда, а пошто так?

— Дык како буротине иначе быти? Он же господством вилосепидистским поперек своей собственной природы жыть принужден. Любая скотина такого не вынеся издохнет в малое время, ибо токмо в своем уме обретаться и способна, а буротина упорется и тянет бремя свое, собственную природу при том с большим успехом превозмогая.

Б&W

14 мая 2018

— Деда, а пошто так – вилосепедисты не токмо нашего брата-буротину жывьем грызут, но и своих вилосепидистов тоже? Они ж им вроде как свои?

— Дык как им не грызть. Такая уж у них постанова промеж собой: ежели один вилосепедист другого не сгрызет, то этот другой изловчится да и займет его место. Про это у них прямо так и объявлено, мол если ты клювом щолкать склонен, то другой в полном праве тебя сожрать, и за это ему промеж вилосепидистами не в позоре, а в полном почоте пребывать надлежит.

— Все у них не по-нашему как-то, непобуратинске. У нас постанова гораздо зыче, у нас свой значит свой!

— Однако грызть друг дружку на миг не перестаем. Заметил такое? Причем не реальные ништяки, как те же вилосепидисты, а за всякий дрек, али вообще просто так.

— Ну как бы да. Да. Вообще-то. А пошто так, деда? У нас вроде как постанова что свой своему свой, а по факту хуже свиней у корыта? А у вилосепидистов вроде как объявлено все наоборот, однако у них кажный завсегда другому поддержки кинет. Вот как так?

— Это оттого, что один вилосепидист другого поддерживает не заради его самого, а чиста для пользы ихнего Всеобщего.

— А пошто так, деда? Какая ему с того выгода?

— Дык когда кто из них во превратности бывает ввержен, то немедля от ихнего Всеобщего вспомоществование получает, да такое, какого никому иному даже за деньги не получить. Чрез то кажный вилосепидист ихнему Всеобщему и должен неоплатно, и в то же время ни на что иное обременение сие не променяет.

— А коли кто из них того не восхочет?

— Дык а куды им дечься: тех своих, кто ихнего Хода придерживаться не жалает, вилосепидисты грызут пуще чем нашего брата-буротину, выказывая при том лютость поистине аццкую.

— И ведь правильно делают, деда. Ведь именно так и надо! А не как мы…

— Дык кто ж спорит.

Б&W

12 мая 2018

— Деда, а деда, а скажи вот, в чом сила? Тут вот сказывали что-де она в Правде.

— Чья сила-то? Буротинская, али вилосепидистская, али ещо какая?

— Ну… Ну как бы вообще сила.

— Э-э, шалишь. Сила, она завсегда чья-то. Ты вот за какую конкретно интересуешься?

— Деда, а за обе могешь?

— За сбитеньком тебе не сбегать ли? Ладно уж, постигай: буротинска сила жывотна, вилосепидистска же словестна. Значит же это что мы-буротины сильны свойствами натуры своей, проявляемыми исключительно безсознательно, от коих свойств мы черпаем способность к противустоянию превратностям жызни нашей, коия от веку и обосрана, и коротка. Вилосепидистов же сила проистекает из наученности посредством словесех совокуплять сущее во природе с отсутствущим в оной, испомещая плоды сих совокуплений во наши буратиньи головенки, и достигая чрез то своего над буротинами господства. Внятно ли?

— Так это что ж выходит, деда… Это что ж, Б-ГА НЕТ?!

Б&W

6 мая 2018

— Деда, а пошто так — сколь наш брат-буратина ни зарабатывает, он завсегда должон, и почемуто завсегда вилосепидисту?

— Дык а какжы иначе-то, это ж они вилосепедисты, а мы-то буротины.

— Ну и че, что буротины? Мы че, сами не можем как вилосепидисты?

— Ну дык а чо ж нет, можем конешно. Мы, буротины, талантами-то пошибче вилосепидистов наделены, это тебе кажный подтвердит.

— А пошто тогда мы всегда на нашем месте, а они всегда на ихнем?

— Ну дык это ж надо разумение иметь, как там на ихнем месте чо делается.

— Деда, а где его буротине взять, такое разумение?

— А где ж ты его возьмешь.

— Ну не знаю. Может, выучиться как-то можно?

— Это врятле. Вот на рогомета тебя выучут, или на подметалу сохатую например, ну или на бычару трелевошную, вон даже на оленя или онтелопу и то выучиться можно, а вот чтоб какой буротина выучился, да и стал жыть вилосипедистом, я такого нигде не слыхал.

— А где ж оне тогда то разумение берут? Оне же вместе с нами-буротинами учутся.

— Как-то уж так выходит. Наверно, КАК-ТО САМИ.

Бярезофобея на марше.

3 мая 2018

— Деда, а деда. А вот давеча ты сказывал, что-де наши буротинские положняки скотские суть. Так ведь оно, не?

— Истинно так.

— А как же тогда ты сам говоришь, что-де «среди иных Вещей Мiра буротина есмь Вещь поистине величайшая, ибо кажный удар его сердтца порождает Вселенныя»?

— А одно другому не помеха. Коли ты сам согласен жить скотом, по скотской положнине и со скотскими жызенными задачами, что ж удивляешься, когда тебя погнали твоим же законным погонялом. Ты же сам своими собственными движеньями подтверждаешь это погоняло, каждый день всей своей жызни.

— Дык а как не подтверждать, я ж как бы в опчестве жыву. А оно нынче сам знаеш чем дышыт. Потому даже как бы «все понимая», все равно не могу же я супротив опчества пойтить? Оно ж меня разотрет и не заметит. Да и ты же сам первый про меня скажеш, что мол я и долбоеб малолетний, и личность яркая, и вообще пидарас, и что таких по-хорошему надобно из кулеметов порезать, а ошметки в ровик сгрести и хлоркой присыпать.

— Скажу. При случае дажыд за кулемет стать не побрезгую. Ибо скоту надлежыт стойло, и вышедший вовне обречон к водворению в оное.

— А коли этот мой выход чем-то путним обернется?

— Никак дошло?

— Вся разница токмо в последствиях?

— Ну порадовал, внучег. На мудях первая седина, а ен ужо познал, что любой движняк токмо заради последствий и учиняется.

Поиск по сайту:





Карта сайта